Шисенгуми

Кирана Ти

То, что Лукас при создании «Звёздных войн» вдохновлялся в том числе и японской историей – факт известный. Посему предлагаю вашему вниманию кусочек этой истории – о людях, безусловно достойных уважения.

Итак, Япония, середина 19 века. Три столетия до этого страна была закрыта для иностранцев, и все сношения с внешним миром осуществлялись через единственный открытый порт – до тех пор, пока американский командор Перри, заявившись в токийский залив на броненосце, не заставил сёгуна под угрозой применения оружия подписать торговое соглашение. Это стало причиной начала долгих внутренних раздоров в самой Японии. Одни считали, что раз сёгун не справляется с задачей защищать священную землю Японии от иностранных варваров – значит, его надо свергнуть и вернуть всю полноту власти императору. Другие стремились сохранить существующий порядок. Ну а третьи вообще решили, что настали последние времена, теперь всё можно и никакие правила не действуют. Многие из них, явившись в столицу, устраивали беспорядки и совершали убийства сторонников сёгуна.

Фехтовальная школа Теннен Ришин во главе с Кондо Исами прибыла в Киото, чтобы служить под началом сёгуна. Из них был сформирован отряд, получивший название «Шинсенгуми» — «Новое ополчение». Отряд выполнял функции военной полиции Киото – обычная полиция не имела права носить оружие и потому не могла справиться с распоясавшимися ронинами.

Шинсенгуми были не единственным отрядом, призванным поддерживать порядок в Киото – но в отличие от прочих начали свою деятельность не с парадов и публичного красования, а с налаживания агентурной сети и патрулирования улиц. Устав отряда, написанный заместителем командира Хиджикатой Тошидзо, был нацелен на поддержание жёсткой дисциплины и включал в себя пять пунктов, из которых первым и главным был – «Не отклоняться от пути самурая». Ирония заключалась в том, что самураями члены Шинсенгуми как раз не были: командующий Кондо был сыном крестьянина, которого усыновил учитель фехтования; замком Хиджиката – сыном аптекаря, и вообще-то не имел права носить ни фамилию, ни два меча, однако желающих сообщить ему об этом как-то не находилось; а самым родовитым среди них был капитан первого подразделения Окита Соджи, который приходился какой-то дальней роднёй младшей ветви клана Фудзивара. Остальные члены отряда по происхождению были кто во что горазд: крестьяне, ремесленники, торговцы, мелкие ронины… в Шинсенгуми, в отличие от других подобных ему отрядов, брали не за происхождение, а лишь за личную доблесть и преданность идеалам.

Летом 1864 года разведка отряда узнала, что сторонники свержения сёгуна разработали хитроумный план. Они предполагали поджечь Киото, и в то время, как отряды сёгуна будут заняты тушением пожара – похитить императора и заставить его подписать указ о лишении сёгуна власти. Воплотись этот план в реальность – и последствия были бы катастрофическими: лето выдалось засушливым, и в Киото, где дома были в основном из дерева и бумаги, огонь распространился бы быстро. На счастье горожан, Шинсенгуми вовремя узнали об этом и сумели застать заговорщиков в гостинице Икеда. Несмотря на то, что их было куда меньше, чем заговорщиков, они смогли победить и спасти город. После этого их популярность в народе сильно возросла.

Замком Хиджиката был одним тех, кто понимал – Япония меняется, и меняется необратимо. И эти перемены бессмысленно отрицать – их следует использовать. Шинсенгуми осваивали огнестрельное оружие, перенимали тактические приёмы европейцев. В сочетании с железной дисциплиной это сделало их самым боеспособным подразделением сёгуната – и по этой причине ими затыкали чуть ли не все дыры. Однако один отряд не может оказаться везде: в гражданской войне сторонники сёгуна были побеждены.

Шинсенгуми оставались верны своим клятвам до конца – несмотря на то, что оставалось их уже немного. Командующий Кондо Исами попал в руки сторонников императора и был казнён. Его заместитель Хиджиката Тошидзо увёл остатки отряда на север, на Хоккайдо, где основал республику Эдзо. Она просуществовала недолго – но стала воплощением республиканских идеалов всеобщего равенства: в тогдашней Японии, где о человеке судили в основном по происхождению, это было нечто невероятное. Хиджиката погиб в бою за свою республику, всего на год пережив Кондо.

И несмотря на то, что победили всё-таки сторонники императора, в Японии (да и за её пределами) о Шинсенгуми помнят до сих пор. Помнят именно как о людях, которые, попавши в скверное время (а любая гражданская война – время скверное), тем не менее сумели остаться верными себе и своим идеалам, в чём-то изменить историю и стать теми, кем они решили быть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *